Судьба человека

FOR ENGLISH PLEASE SCROLL DOWN


Персональная выставка в рамках программы "Laundchpad project" в галерее "
Триумф", Москва, ноябрь 2012.

Куратор Ольга Шишко.


В проект "Судьба человека" вошли семь видео работ Романа Мокрова.

кадр из видео "Весна", 2012.

1-2. «Бесконечная история» и «Ноль», видео-диптих, 6:44, 8:45, 2011-2012.

Как известно, путь к звездам лежит через тернии. Дорога из пригородов в Москву стоит дорого для местных жителей, поэтому большинство вынуждено искать пути обхода. Чаще всего люди отправляются, по-прежнему не задумываясь над сутью проблемы, вслед за другими, меланхолично пролагая путь через дырку в заборе. Электрички проносятся мимо, сгружая и принимая в свое чрево человеческое множество, объединенное лишь одной целью – добраться до Москвы.


 


 

3. «Весна», видео, 5:26, 2012.

Рано утром два молодых человека сидят на станции в шезлонге и созерцают, что происходит на противоположной платформе. Каждый проезжающий мимо поезд открывает новый вид на привычную действительность – перед глазами наблюдателей возникают восточные танцовщицы, исполняющие танцы живота, в итоге перед их глазами разливается бескрайнее море. Кадры по ту сторону путей предстают фантастическими миражами, образами нездешнего счастья.


 

4. «Божий промысел», видео , 5:19, 2012.

Поиски Бога для человека заканчиваются на перронах действующих и заброшенных станций. Если обратить внимание, то в названии населенных пунктов, в граффити на заборе, мимо которых пассажиры электричек проезжают каждый день,можно увидеть имена известных философов и выдержки из трудов выдающихся теологов.

"«Реальное-условное» – метод, с которым работает художник Роман Мокров. Его «Божий промысел» – это утопическая идея идеального места, маркированная уже выпавшим из моды и актуальности постмодернизмом. Что есть эта ортодоксальная уникальность и постмодернистская избранность в формате той местной элитарности, о которой принято говорить в связи с магией вымышленного места?

Мокров – последовательный антрополог, он выявляет особенные группы, в которых знак определен именем Фуко, Делеза, Бодрийяра – универсальным приемом, объясняющим любую художественную интервенцию."

Карина Караева, киновед, арт-критик

"...Моя любимая работа на выставке — шестиминутное видео Романа Мокрова «Божий промысел». Под сыгранное бредущим по электричке музыкантом танго Пьяццолы камера 27-летнего художника фикисрует проносящиеся за окном поезда подмосковные пейзажи. С последними уцелевшими в собянинских чистках ларьками, свалками, посиделками гастарбайтеров и застывшими в вечном ожидании на перронах неистребимыми советскими тетками с пакетами в руках. Только в знакомой до оскомины реальности легкий сбой: электричка проносится мимо странных станций «Красный Сартр», «Ницшево товарная», «Декартово», «Кентерберийское»; на асфальте мелом выведен тезис Фомы Аквинского «Недвижимый движетель», на стенах вместо обычных граффити — цитаты из Ницше; растворение в метафизике пригородных зон дополняется постмодернистской игрой. Правила ее вызвали гнев у дурно образованных москвичей, населяющих окрестности ГЦСИ. На афишу выставки «Откровения» был вынесен кадр из фильма Мокрова с фразой «Бог умер! Бог не воскреснет! И мы его убили!» — возмущенные граждане потребовали афишу снять. Скверный анекдот."

Журнал СНОБ

..."Роман Мокров предлагает проехать несколько станций в пригородной электричке; унылые осенние пейзажи, мешковатые люди, леса и перила взрываются откровениями: на станции «Ницшево товарная» нацарапано на заборе: «Я существую, бог существует»."

Газета.ru


5. «Моя мелодия», 3-х канальное видео, 53:17, 2012.

“Не сон разума рождает чудовищ, а неусыпно действующая рациональность.” Жиль Делез

Главный герой видео постоянно ездит на электричке в Город, каждый день видя один и тот же пейзаж за окном, слушая одну и ту же музыку, размышляя о текущих событиях. Молодость полна надежд и стремлений, но повседневные обстоятельства невозможно выкинуть из жизни. Путь этого человека становится метафорой обреченных на поражение надежд юности.  


 

6. «Судьба человека», видео, 4:24, 2012.

Три парня, сменяя друг друга, едут на санках по железнодорожным рельсам – веселясь и прячась от проходящих мимо поездов. Эта поездка вопреки становится притчей о бесконечном пути и абсурдности окружающей действительности. 

Работа номинирована на премию им. Сергея Курёхина («Лучший медиа-объект») в 2013 г. 


7. «Простая история», видео, 10:00, 2012.

 

ДАР. Человек, который увидел white noise.

Дуб – дерево. Роза – цветок. Олень – животное. Воробей – птица. Россия – наше отечество. Смерть неизбежна.

 П. Смирновский. Учебник русской грамматики 

(Владимир Набоков, эпиграф к роману «Дар»)

 

Известно, что главное в искусстве – это вИдение. Но надо уметь видеть.
Язык, используемый Романом Мокровым, откровенный и даже беспощадный. Он видит вещи, которые мы все видим каждый день, этот white noise обыденности, – видим, но не замечаем. Наше сознание самосохраняется, автоматически стирая эти наблюдения, как стираются шумы. Роман находит свой, беспристрастный и искренний метод. Он смотрит на вещи прямо, и этот взгляд трогает и потрясает своей силой. Автор, казалось бы, не делает из своего наблюдения никакого искусства. И все же мокровский метод вИдения общего для всех социовизуального белого шума – пронзителен. По-видимому, это какой-то совершенно новый вид визуальной поэзии. И возможно, что художественный поступок Мокрова состоит именно в честной, беспощадной зеркальности. 

Когда, просмотрев его работу, уходишь, в душе остается ощущение проникновенно-драматичного наблюдения, и ты ловишь себя на том, что почему-то начинаешь думать о российской нашей драме. В известном смысле Роман Мокров – и поэт, и социальный эколог. Когда он делает свои фотографии людей в хрущевках, кажется, что его объектив смотрит на все, как научный инструмент. Автор не играет во фрагментации, он просто наблюдает реальность, берет ее такой, какая она есть, – как бесконечную историю человечьего движения. 

Роман Мокров родился в городе Электроугли (это не-Москва). «Я живу в обычной пятиэтажке в городе Электроугли. У меня есть сосед и друг Сережа. Вместе мы выросли и дружим до сих пор. Он мне всегда писал много сообщений, которые не требуют ответа. Они очень четкие и ясные, немного похожи на хокку. Я их собирал почти год, потом напечатал на золотистых металлических табличках размером с экран телефона. Получилась целая история из 65 сообщений. Их интересно смотреть по датам и по времени, когда он их отправлял».

От Сережа:
02-март-2011, 13:41
Передо мной две девочки
с портфелями, разговаривают
о контрольной по биологии,
курят «Вог», смакуют «Страйк»,
тамбур полон солнца.

Мокров легко переходит от одной техники к другой. Само средство для него не суть важно. СМС-сообщения он превращает в золотые слитки в своей инсталляционной работе «Дневник памяти», пейзажные фотографии – в дыры в иные пространства, а короткие видеоэтюды Мокрова действительно подобны японским хокку. 

Когда Роман учился у меня на курсе медиа-арта в «Свободных мастерских», он говорил, что занимался искусством всегда. Сначала были живопись, рисунок, фотография. Видеопроект «Бесконечная история» стал его первым видео и создан всего лишь год назад. За этот проект автор получил специальную премию «Инновация» 2011 года. 

Роман рассказывал, что в школе чувствовал себя изгоем. Искусство для него было формой выживания. Он говорит про себя так: «Я веселый циник. Как я могу изобразить свои ощущения и чувства от такой жизненной ситуации – моей и тысяч людей, которые приезжают каждый день в Москву и вынуждены, экономя каждую копеечку, проходить через всякие дырки и преграды. "По-европейски" подходя к проблеме, чиновнички с совковым сознанием обстраивают все заборами и колючей проволокой». 

Работы Романа Мокрова – как бы философские притчи, это не про билеты на поезд – они временнЫе и совсем не социальные. Его интересует человек оттуда и не оттуда. Для кого-то из персонажей это рассказ о том, что билеты дорогие, а для другого это фантазии о неких дырах, куда можно выйти. И – выход есть

Одна из последних видеоработ Мокрова, «Весна» - тонкая и изысканная, с восточными танцовщицами, - сделана нарочито грубиянскими приемами. Два перрона друг напротив друга с бесконечной полосой рельсов между ними – как два мира. На одном перроне два парня, сидящие почему-то в каких-то шезлонгах и пьющие «Малибу». На перроне напротив появляются вдруг три коллажные танцовщицы, как фантастические двигающиеся миражи. При этом девушки сняты на хромакей. Парни пьют свое «Малибу». Движения танцовщиц становятся все более асинхронными. Танцовщицы исчезают. Перрон превращается в бесконечное море. Фильм заканчивается. Happy end?

Сам Роман не обозначает себя – свои ощущения, чувства, мысли. «В 60-минутном видео "Моя мелодия" я еду в электричке и сплю. Я изучал до этого чарт радио "Ретро FM" за 30 лет с разных сайтов и сделал микс из разной эстрады. Больше из зарубежной, потому что российская, по-моему, никак не влияет на мировой контекст». То есть он спрессовал время, 30 лет уложил в один час – это не микс российской эстрады, а 30 лет микс-радио. Автор действует как термометр, который измеряет характер, настроение поколения друзей и себя самого.

Истории Мокрова похожи на маленькие анекдоты, в которые он приглашает всех своих друзей. Вспоминается произведение турецкого видеохудожника Кутлуга Атамана. В его видео «Путешествие на Луну» четверо друзей из «деревни» – некоего условного поселения – хотят улететь на другую планету. У каждого из персонажей, как и у персонажей Романа, есть своя история, свой индивидуальный look, который и запускается в эту «свободу», в эту мечту. Их объединяет общее желание улететь. И вот они делают из минарета космическую ракету… 

У Мокрова – железная дорога, окно, дыра, выход есть, и можно, просто сидя на платформе, видеть сон, а не явь. По сути своей это работы о мечте. Его истории – полупридуманные, но это отнюдь не про хобби плавать на матрасах, это заплыв в «Россия – наше отечество». 

«Хотелось отгородить себя от мира обычного и заняться всякими парадоксальными глупостями. Просто я после 5-го класса ушел в подполье и был как бы на другой планете».

Роман не привязан к Москве/не-Москве, но сегодня его герои на перепутье, это люди в движении, друзья в поисках будущего. Движутся они с окраин в Москву. У Мокрова поэтическая миссия. Он берет свой круг друзей (а может, и не свой), соединяет бесстрастность документального видео с продуманным художественным сценарием, и получается видеотеатр парадокса. Его работы внутренне параллельны некоторым работам Гоголя и Петра Чаадаева, создававшим образ маленького, обыкновенного человека. Тоже человека, тоже достойного сочувствия, внимания, поддержки... Все Электроугли приехали на вернисаж в Московский музей современного искусства смотреть персональную выставку Романа. На вернисаже пили пиво.

Кадр в кадре, окно, вписанное внутрь изображения, окно электрички с пробегающими перронами в работе «Божий промысел». Зритель пытается вглядеться в пейзаж за окном, и его взгляд натыкается на очередной парадокс: в названиях населенных пунктов, в граффити на заборе, мимо которых пассажиры электричек проезжают каждый день, прочитываются имена знаменитых философов и цитаты из трудов великих теологов:

Я существую => Бог существует 

Декартово

Бог умер! Бог не воскреснет! И мы его убили!

Ницшево Товарная

Бог – бесполезная и дорогостоящая гипотеза

Красный Сартр

Что это – реальность? Роман Мокров не придумывает сценарии. Он создает живые перформансы, но без помощи видеокамеры эти перформансы не состоялись бы. Автор конструирует социальную скульптуру. Получается памятник маленькому человеку – размышление о его судьбе. Сама выставка теперь называется «Судьба человека». Как последняя работа автора.

Роман снимается сам и снимает своих друзей. Три парня, герои гэга «Судьба человека», тянут санки, сменяя друг друга, – летом, по железнодорожным рельсам. Они веселятся и прячутся от проходящих мимо поездов. При приближении электрички они бросаются на эти санки, и веселая музыка, сопровождающая их бесконечное путешествие, сменяется резким стуком колес. Но напряжения не возникает, только остановка в пути, замедление, и опять – преодоление препятствий, бесшабашный смех и мальчишеская удаль. Мокров испытывает нас, зрителей, на веру в эту мечту, веру в такую свободу. Достанет ли нам этой веры, чтобы убедить себя, что надувной матрас – это ковер-самолет, а окраина за железной дорогой – бесконечная история моря?.. 

На выставке «Судьба человека» в галерее «Триумф» представлено шесть видеоработ - все они о движении, о жизни художественных и музыкальных субкультур, о повседневности. Это некий оркестровый хаос, которым дирижирует автор. Роман Мокров видит в самых простых проявлениях жизни элементы сложной системы взаимоотношений. Что он наблюдает, то и снимает, но со своими маленькими поправками - как бы выворачивая наизнанку повседневность, взгляд на которую зависит в конце концов только от угла смотрения. А угол смотрения у автора - оптимистичный. Остается только пожелать Роману Мокрову удачи на его маршруте.


Ольга Шишко, директор Музея экранной культуры
«МедиаАртЛаб», Москва, ноябрь 2012.


вид экспозиции

каталог


"...В своем творчестве Роман Мокров принципиально игнорирует законы видео. Видеописьмо не становится отражением окружающей реальности и псевдореконструкцией. Истории художника – парадоксальные штрихи к интерпретации обыденной жизни, столь востребованной в эпоху новых технологических форм."

Карина Караева, киновед, арт-критик


 
 

T H E   G I F T. The man who saw “white noise”.

"Oakisawood. Roseisaflower. A deer is an animal. A sparrow is a bird.

Russia is our homeland.

Death is inescapable.
 

P. Smirnovsky. Russian Grammar Textbook. " 

(Vladimir Nabokov, epigraph to the novel  “The Gift”)
 

It is well known that the main thing in art is vision. But you have to be able to see.
The language used by Roman Mokrov is direct, even merciless. He sees things that we all see – we see them, and don’t notice them, we blot them out, like we blot out sounds. Roman finds his own direct and sincere method. He looks at a thing directly, and his gaze touches and astounds with its strength. Roman, it would appear, doesn’t make any art out of his observation.  It’s possible that Mokrov’s artistic action in fact is to be found in this direct, merciless mirror-imaging.

We see this too. We see these scenes, this “white noise” of the everyday, every day. But our consciousness engages in self-preservation, automatically blotting out or wiping clear these observations. The Mokrov method in its vision of our socio-visual white noise is penetrating. It seems that this is some kind of new approach in visual poetry. 

When you leave, having seen his work, you are left with a sensation of a penetrating and dramatic observation, although you find yourself, for some reason, thinking of our Russian drama. In a sense, Roman Mokrov is a poet and a social ecologist. When Mokrov takes his photographs of people in Soviet apartments of the Khrushchev era, it appears that the lens is examining everything like a scientific instrument. The author doesn’t play at fragmentation, he simply observes reality, taking it as it is, like an endless history of human movement.

Roman Mokrov was born in Elektrougli (which is to say Nemoskva – “Notmoscow”). “I live in a normal five-story building in the town of Elektnya, there’s a neighbour and friend Seryozha. We grew up together and we’re friends to this day. He’s always written lots of messages to me which don’t really require any answers. They’re very precise and clear, a little like haiku poems. I collected them for almost a year, and then printed them on golden metallic plates about the size of a telephone screen. I ended up with this entire story of 80 messages. It’s interesting to look at them by their date and by the time that they were sent.”

From Seryozha:
02-MAR-2011 13:41
in front of me there are two girls
with portfolios, talking about 
their biology exams. smoking
Vogue, relishing Strike, the train
entry platform is full of sun. 

Roman Mokrov easily shifts from one technique or technology to another. The means itself for him is important, rather than the essence. He turns a telephone text message into gold bars in his installation “Memory Diary”, landscape photographs are turned into holes and into other spaces, and Mokrov’s short video studies really are akin to Japanese haikus. 

Roman told me when he studied on the Media-Art course at the Free Studios that he had always been involved in art – first paintings and drawing. The video project “Endless History” was his first video and it was created just a year ago. For that project, the artist received the special Innovation 2011 prize. Roman told me that in school he felt that he was a social outcast. Art, for him, was a means of survival. Mokrov describes himself thus: “I’m a jolly cynic. How can I depict my sensations and feelings from this life situation – mine and that of thousands of people who come to Moscow every day, people who, forced to save every kopeck, have to dodge through and around all manner of gaps and obstacles. Approaching the problem “European-style”, the bureaucrats with their Soviet mentalities cover all the fences with barbed wire.” His works are like philosophical parables – this isn’t about tickets on a train, they are of their time and entirely non-social. He is only interested in the person from there and not from there. For someone this is a story, in this case about tickets being expensive; but for someone else this is a story about certain holes that you can get through. And there is an Exit. 

One of the Mokrov’s last video works, created with eastern dancers, Spring, whilst being refined and subtle, was made with intentionally boorish methods. Two platforms opposite one another, with an endless band of rails between them, like two worlds. On one platform there are two guys, for some reason sitting on beach chairs of some kind and drinking Malibu, and on the other, opposite, three collage dancers suddenly appear, like fantastical moving mirages. The girls are in fact shot in chroma key. The guys drink their Malibu, the movements of the dancers becoming increasingly asynchronic. The dancers disappear. The platform turns into an endless sea. The film ends. Happy End?

Roman himself doesn’t designate himself – his sensations, his feelings or his thoughts. “In the hour-long video My Melody, I’m riding on a suburban train and sleeping. I’d studied before this the chart radio station Retro FM over 30 years from different sites, and I made a mix of different pop music. Most of it was foreign, because Russian pop, in my opinion, has no influence on the world context.” Which is to say that he compressed time, packing 30 years into one hour – this isn’t a mix of Russian pop, this is a 30-year radio mix. The author acts as a thermometer who measures character, mood, a generation of friends and himself. 

Mokrov’s stories are like short anecdotes into which Roman invites all his friends. We recall here the works of the Turkish video artist Kutlug Ataman. In his film Journey to the Moon, four friends from a “village” – a generalized settlement – want to fly to another planet. Each of the characters, as with Roman’s characters, has his own story, his own individual “look” which is released into this “freedom”, and into this dream. They are united by a common wish to fly away. And they turn a minaret into a spaceship…

Mokrov has a railway line, a window, a hole, there is an exit and simply sitting on the platform you can see a dream, and not reality. In their essence, these are works about dreams? His stories are semi-invented, but this is by no means about the hobby of “sailing on mattresses” – it is a voyage in “Russia – our homeland.”

“I wanted to fence myself off from the normal world and work on all manner of paradoxical idiocies. I simply went into the underground after the 5th grade, I was on a different planet, as it were.”

Roman isn’t tied to Moscow/Notmoscow, but today his characters are at a crossroads, they are people in motion, friends in search of the future. They are moving from the outskirts of Moscow. Roman has a poetic mission. He takes his circle of friends (or perhaps not his own), combines the impartiality of documentary video with a developed artistic script, and the result is a video-theater of paradox. His works, internally, are in parallel with certain works by Gogol and Pyotr Chaadaev, who created an image of a small, common, ordinary person.  Also a person, also worthy of sympathy, attention, support…

The whole of Elektrougol turned out for the vernisage at the Moscow Museum of Modern Art for Roman’s personal exhibition. At the vernisage they drank beer. 

A shot within a shot, a window inscribed into the image, the window of a suburban train with platforms running past in the work God’s Business. The spectator tries to look into the landscape through the window, but our gaze is confronted by yet another paradox – in the names of the towns and villages, in the graffiti on the fences that the train’s passengers pass every day, we can read the names of famous philosophers and quotes from the works of great theologians:

I exist => God exists 

Descartes Hill  

God is dead! God will not be resurrected! And we killed him!

Nietzsche Garden 

God is a useless and expensive hypothesis

Sartre Town 

What is this? Reality?

Roman Mokrov doesn’t invent his scripts. He creates living performances, but without the aid of a video camera these performances wouldn’t take place. The author constructs a social sculpture.

The result is a monument of the little man, a reflection on fate. 

The exhibition itself is now titled The Destiny of a Man. Like the author’s last work. Roman himself is filmed, and he films his friends. Three guys, the central characters in the gag The Destiny of a Man, pull sledges, alternating with one another, along railway tracks. They’re having fun and hiding from the trains passing by. At the approach of a suburban train, they jump onto the sledges and the jolly music accompanying their endless journey is replaced by the sharp clattering of the wheels. But no tension arises, just a stop on the journey, a slowing down, and again the overcoming of an obstacle, carefree laughter and boyish valour. 

Roman carries out tests on us, the spectators, testing our faith in this dream, in this faith in freedom. Is our faith strong enough for us to believe that an inflatable mattress is a flying carpet, and the outskirts beyond the railway line is an endless history of the sea?

At the exhibition The Destiny of a Man at the Triumph Gallery, six video works are presented – they are all about motion, about the everyday, the view taken on it all being dependent, at the end of the day, on the angle that it is viewed from. 

The angle taken by the author, however, is optimistic. It is a certain orchestrated chaos conducted by the author. 

Roman Mokrov sees in the simplest of life’s phenomena elements of a complex system of interrelationships. What he observes is what he films, albeit with his own minor adjustments, that almost appear to turn everything inside out. 

All that remains is to wish Roman Mokrov the best of luck on his journey. 
 

Olga Shishko, Director of the Media Art Lab Museum of Screen Culture, Moscow.

 

"Roman Mokrov fundamentally ignores the laws of video in his work. The artist’s stories are paradoxical strokes of the interpretation of the mundane life, so much in demand in the age of new technological forms."

Karina Karaeva, art-critic


Открытие выставки - 2 ноября 2012 г. Фото: Кристина Романова, Андрей Рюрин.